24 апреля 2024

ЛЕГЕНДА О ПРЕДАТЕЛЬСТВЕ

30.06.2023 | 23:06

Картина Ивана АЙВАЗОВСКОГО «Предательство Иуды», 1834 г.

Предательство – это омерзительное явление в человеческой среде – существовало, видимо, во все времена и во все времена резко осуждалось в любом обществе. По этому поводу высказывались и наделенные благоразумием великие представители всех народов. Предательство, к сожалению, оказалось настолько живучим, что по сей день нет да проявляется в той или иной сфере нашей жизни. Вот потому мы и перепечатываем поэму «Легенда о предательстве», которую еще в 60-е годы прошлого века написал Игорь Дзахов – к великой нашей печали,  этого прекрасной и чистейшей души человека, талантливейшего поэта и публициста сегодня нет уже среди нас. Светлая ему память…

 

 

Непокорному – слезы да раны!

Непокорному – огнь да мечи!

 

Покоривши восточные страны,

Вел на запад монгол Тимучин.

И крушила врагов его сила!

Нет, не зря у Ононта-реки

Есугеева старшего сына

Чингис-ханом войска нарекли.

Нет средь них иноверцев наемных.

Хан мощней океановых вод!

Нет надежней людей, чем найоны.

Нет предателей в войске его.

Непокорный – да будет наказан!

К черту жалость!

Насилуй и рушь!..

 

Потопивши в крови Закавказье,

Чингис-хан направлялся на Русь,

Где прошел – ни жилья, ни колодца.

Где прошел – реки крови.

Но вот

Чингис-хан приказал полководцам

Стан разбить у дербентских ворот…

Плыли горы –

Суровость и гордость.

Сказки – взора куда ты ни кинь.

Даже дикие ханские орды

Прикусили на миг языки.

Хан молчал.

Полководцы молчали,

Не прикрыв в удивлении рты,

Хан молчал.

Жизнь припомнив с начала,

Он не вспомнил такой красоты.

Покоривший волшебные страны,

Не видал он красивее стран…

 

А лазутчик доносит:

– Аланы

Не пропустят тебя, Чингис-хан.

А лазутчик доносит:

– Не сможешь

Ты без сечи прорваться на Русь…

 

Значит, – сабли кривые  из ножен!

Значит, – битва опять поутру!

И потерши скуластные щеки,

Жестко бороду потеребив,

Хан пощелкал глазами-щелками,

Хан промолвил:

«Пойду впереди!

Разве сечь до седла не умеем?

Разве луки ослабли в стрельбе?

Пусть готовятся тьмы Субедея,

И бесстрашные сотни Джебе!..»

 

Солнце встало,

И встали аланы

Против ханской несметной орды.

Будет сеча!

И кони буланы,

И мечи у аланов остры!

– Нам ли слыть в мире жалкой падалью?!

Клич их был громче грома подков.

И рубились аланы!

И падали

Под клинками татарских полков.

– Будем лучше убиты,  но вольные!

И рубились! Один – на троих.

И Чингиса бывалые воины

Умирали под натиском их.

Ах, какая была эта сеча!

В той крови – хоть коня утопи.

Но на землю спускается вечер,

И татарам пришлось отступить…

 

Чингис-хан стал подсчитывать раны.

Приподняв посеревшую бровь,

Молвил:

– Храбро сражались аланы.

Так впервые пускают нам кровь.

Видно, просто нам с ними не сладить.

Мы засели надолго…

Хотя…

Есть у каждого сильного – слабость.

Есть в алановом стане – Катян.

Жадный витязь…

 

И этой же ночью

У Катяна под ржанье коней

Разбегались раскосые очи

От игры драгоценных камней.

Говорил Чингис-ханов вельможа:

– Хан прислал тебе тайно дары.

И Катян нам, конечно, поможет

Непокорных врагов покорить.

У Катяна – кипчацкого хана

Под рукою лихие войска.

Чингис-хан предлагает Катяну

Вместе счастье в бою поискать.

И за это кипчацкому хану

Обещает светейший хан

В дар отдать и богатства аланов,

И одну из поверженных стран.

В неприступном алановом стане,

Словно брат, почитаешься ты…

Но кипчаки,

Лишь солнышко встанет,

Пусть ударят негаданно –

в тыл! –

 

А наутро – не сеча, а бойня!

И на помощь зови – не зови!

Не проснувшись, аланские воины

Захлебнулись в своей же крови.

Клятвы дружбы кипчацкие – вот они…

Как поверить, глазей – не глазей?!

И снопами – аланские воины

Под клинками вчерашних друзей:

– Эй, языческий бог,

ты покинул нас!

Умирать – так с мечом умирать!

Берегитесь, кипчаки!..

 

Но двинулась

На подмогу татарская рать.

Хитрость силу сломила и рубит,

Надрываясь, победу поют

Чингис-хановы зычные трубы.

И слабеют аланы в бою…

 

Смотрят воины на Чингис-хана.

Чуют воины снова беду.

– Приведи ко мне хана Катяна,

Верный мой Субедей-Багатур.

Хан предстал пред Чингисовы очи.

Хан сияет.

Он ждет похвалы.

И даров – побогаче, чем ночью,

Принесли ему тайно послы:

Горы злата, камней драгоценных,

Шкурки черных и солнечных лис.

И мечтает  о ханстве о целом…

 

Но спросил у Катяна Чингис:

– Вы с аланами были друзьями?

– Были.

– Вместе в реках коней своих мыли?

– Мыли.

– Клялся в дружбе седым своим предком?

– Клялся.

– А выходит, что ты их предал!..

– Где, ответ вашей дружбы порука?

Я поверить тебе не могу!

Если предал ты давнего друга,

Как сумеешь служить ты врагу?

И потерши скуластые щеки,

Жестко бороду потеребив,

Хан пощелкал глазами-щелками

И кипчаков велел перебить.

 

Игорь ДЗАХОВ, поэт, публицист