25 июля 2024

У СВЕТОЗАРНОЙ СУДЬБЫ И ПАМЯТЬ СВЕТЛА…

08.07.2023 | 22:15

«Все, кто работал с Мироном Омаровичем ТУСКАЕВЫМ, отмечают его жизнелюбие, умение расставлять человеческие и профессиональные ориентиры и следовать им твердо и неуклонно. Он долгие годы оставался азартным сторонником старательского способа золотодобычи, проводником идеи большеобъемной промывки техногенных россыпей. Под его опекой выросло не одно поколение достойных горняков. Человек слова, он, в первую очередь, был строг к себе, а уже потом к другим. Справедливый, рассудительный, надежный, он был наделен высоким талантом слушать, слышать и понимать людей, заряжать их твердой верой в общий успех, одаривать своей мудростью во всем: и в организации производства, и в человеческих отношениях…»

Это – строки из письма коллектива акционерного общества «Сусуманзолото», которое расположено в Магаданской области. И они не просто по поводу сказанные слова. Они яркое свидетельство тому, какое огромное уважение наш земляк снискал в том далеком краю, какой добрый след оставил там. Мы же Мирона Омаровича сегодня вспоминаем по печальному поводу – прошел год, как он ушел из своей земной жизни. Год срок-то совсем малый, и печаль еще не улеглась в сердцах тех, кто его знал и почитал. И глубоко убеждены, что долгие-долгие годы его светлое имя будет благодарно вспоминаться в народе. Этого он заслужил своей жизнью, своими добродеяниями. Об этом и наш сегодняшний рассказ.

 

Понимаю, у жизни свои законы, она их устанавливает, и она же ими распоряжается. И все они, можно сказать, навеяны благоразумием. Только вот нам самим, пребывающим в этой жизни, не всегда хватает такого же благоразумия – как это ни грустно, но осознание этого к нам приходит, когда уже ничего невозможно исправить, сделать так, как бы и следовало.

И остается только одно – сожалеть, порою даже и горько.

Вот так и я сожалею, что не довелось мне общаться с Мироном Омаровичем. Слышать-то о нем доводилось, все же земляками доводились. И не более – то ли из-за суеты повседневности, то ли из-за его старшинства, то ли еще по каким-то иным причинам не сподобилось близко познакомиться. И очень об этом сожалею – ведь столько интересного и примечательного мог бы он поведать… Как-никак в той же Магаданской области по сей день его почитают как человека-легенду.

А теперь мой о нем рассказ приходится верстать по воспоминаниям тех, кто его знал, по редким публикациям в печати.

 

И СТАЛ СМОЛОДУ ОБУСТРАИВАТЬ СВОЮ СУДЬБУ

 

Так начиналась старательская судьба Мирона ТУСКАЕВА.

Мирон родился в 1934 году в селении Чикола Ирафского района в многодетной семье. Когда ему исполнилось два года, семья переехала во Владикавказ (тогдашний Орджоникидзе).  Родители своим примером показывали детям, как нужно работать, быть в ответе за свое дело. Мама Минаука была домохозяйкой, воспитывала и растила детей, была крепким тылом для всей семьи. Отец Омар управлял лимонадным цехом пищевого комбината города еще до Великой Отечественной войны.

В тяжкие для всего нашего народа годы войны совсем юный Мирон тоже следовал примеру старших, не отставал от них, вносил свою лепту и как мог, приближал день Великой Победы: собирал и носил посылки с бельем и пайками к поездам, отправлявшимся на фронт. Как и тысячи сверстников, он пережил немало трудностей, но от этого характер его только крепче становился.  В будущей профессии Мирону эта закалка очень пригодилась. Учился в пятой школе (ныне гимназия №5), получил крепкую базу знаний, которая дала старт устремлениям подростка.  В шестнадцать лет, с согласия родителей, он уехал учиться в Сталинабад (ныне Душанбе) в техникум автомехаников гусеничных машин. Затем молодой механик сразу поступил в Горный техникум по специальности «Колонковое бурение».

Учился он прилежно.  К тому же еще и увлекся спортом. Тяжелая атлетика, штанга стали для него новыми вершинами, а тренер К. У. Датриев вел его к победам.  Мирон брал вес за весом, росла его мощь. Стал известным спортсменом, победителем многих состязаний, любители старшего возраста наверняка помнят талантливого и перспективного атлета. Но когда перед ним встал выбор – спорт или работа, – он выбрал второе. В начале семидесятых годов прошлого века отправился на Север. И судьба занесла его на Колыму.

За Колымой тогда еще тянулась «слава», будто это край сплошь арестантский, утыканная лагерями. И когда Омара спрашивали насчет этого, он удивлялся:

– Какие лагеря? Когда я туда приехал, там от лагерей ничего не осталось. Да тут столько народу было, что на трассе стоять невозможно: такое движение, машина за машиной. Производство развитое. В поселках оживленно: тогда на Колыму приезжали семьями, с детьми – жилья на всех не хватало.  Если бы не нравилось или не было бы тут хорошо – не ехали бы. А так, был случай, что квартиру на Большевике обменяли на «материковскую» с условием, что помогут устроиться на прииск на работу.

Так что ничего не оставалось от лагерей. Другое дело, что доводилось отмывать полигоны на месте шахт, которые отрабатывали заключенные.  И я до сих пор удивляюсь, как можно вручную, кайлом, ломами в таких условиях при такой суровой зиме работать. Все вручную, тачки – сотнями…  Сейчас бульдозерами-то тяжело, а это делали люди вручную.

Как бы ни было, стал осетинский парень обживать колымскую землю, обустраивать свою судьбу.

На Колыме Мирон оказался в далеком 1970 году. Промывочный сезон только закончился, а он именно в ноябре вместе с земляком, который уже отработал на Севере, приехал сюда.  Когда после теплого Владикавказа он оказался в Сусумане на прииске «Большевик», на улице было за минус сорок. Свободного жилья не было, в те времена на Севере яблоку некуда было упасть некуда, поэтому бригадир артели «Мир», куда будущий старатель приехал, поселил гостей в бывшей лагерной конторе, используемой только в промывочный сезон.

 

И ВЕРНУЛСЯ ДОМОЙ КОРОЛЕМ, ОКРЫЛЕННЫЙ УДАЧЕЙ

 

За пару месяцев все здание промерзло насквозь, стены были покрыты толстым слоем инея, затопленная печь не особо спасала, поэтому первые дни пришлось спать в шапках и валенках. Но постепенно дом прогрелся.  Однако появилась новая проблема – водка. Только закончился сезон, и старатели получили расчет.  Кто-то улетел на «материк», но те, у кого на «Большевике» были семьи, остались. Деньги, масса свободного времени и вдруг появившееся теплое место, где можно было бы без ворчания недовольных жен скоротать время с товарищами, «вспоминая минувшие дни» за стаканом, привели в «контору» к Мирону многочисленных старателей, у которых за спиной были не только отработанные сезоны, но и отбытые лагерные сроки. Можно было бы посочувствовать южным гостям, но новички внимательно слушали и вникали в специфику старательской жизни и труда.

…Первый сезон начался с весенней водой. Сейчас в этом районе, как и по всей Чай-Урье, все мыто-перемыто, а тогда еще были в угодьях прииска «Большевик» целиковые зоны с отличным содержанием.  Такая земля и досталась в тот сезон «Миру», и хотя в артели было всего десять человек, один прибор, состоящий из примитивной колоды, две тросовые машины (гидравлические Т-100, считавшиеся верхом совершенства, появились позже), старатели взяли на десятерых 143 кг. Как говорится, фартовый был сезон!

Это потом в «Мире» появится тяжелая техника, несколько приборов, народу станет больше, а намывать ежегодно будут 100-120 килограммов золота.

В тот год на трудодень вышло по 75 рублей! Цифра фантастическая, если вспомнить, что на «материке» инженер получал 120 руб. в месяц, и понять какая удача привалила начинающему старателю. Домой вернулся, как говорится, королем.

Но через несколько месяцев потянуло обратно, поехал. Да так природнилось здесь, что оставался на Колыме десятки лет, отработав около полусотни «золотых» сезонов.

Свою колымскую вахту длиною в полвека М.О. Тускаев машинистом бульдозера старательской артели «Мир», которая в 1978 году переименована в «Маяк».  А когда руководителя подразделения перевели на другое место работы, новым бригадиром, несмотря на малый опыт работы, выбрали Мирона. Видимо, в предыдущий сезон он себя показал в деле, и люди поняли, что ему можно доверить свою удачу.  В работе всегда должен быть человек, который может тащить все вперед, тогда всем работать легче. Так с 1981 года Мирон Тускаев стал руководить артелем «Мир».  И потянулась череда тех самых «золотых» сезонов. И они, вроде бы разные, но все же были похожи тем, что были всегда тяжелыми, всегда напряженными.

Сусуманский горно-обогатительный комбинат, а ныне АО «Сусуманзолото» куда входит и акционерное общество «Мир», имеет более чем 80-летнюю историю, в которой в полной мере отразилась и судьба России в бурном XX веке.

 

ЗОЛОТО СУСУМАНА – СИМВОЛ ВСЕГО КОЛЫМСКОГО КРАЯ.

 

С деятельностью комбината связаны лучшие страницы промышленного освоения Магаданской области. Все эти годы Сусуманский ГОК является пионером в дражной разработке россыпей в условиях вечной мерзлоты, в применении буровзрывной технологии вскрышных работ. До сих пор на горных полигонах по всей стране действуют созданные работниками предприятия гидроэлеваторные промывочные установки.

За последние 20 лет АО «Сусуманзолото», по сути, стало холдингом. Золотодобычей занимаются его дочерние предприятия, которые осваивают месторождения на территории Сусуманского района и других регионов Магаданской области.

Тут надо еще отметить и то, что в летописи «Сусуманзолото» особо выделено ООО «Мир». Там сказано: «Если говорить о классическом представлении о работе старателей, о традиционности, то артель «Мир» лучше всего подходит для этого. ООО «Мир» – это небольшая, стремящаяся экономить на всем, что только возможно, артель, моющая золото на техногенке, т.е. на полигонах, с которых начали брать золото еще в далекие 40-е годы.

Тем не менее «Мир» ежегодно успешно выполняет и перевыполняет план. Этот успех строится на многих факторах, и не последние из них – это многолетний опыт руководителя коллектива. Во многом этот успех строится на воле и опыте человека, который умеет и знает, куда вести…»

 

ЗОЛОТО НИКОГДА НЕ ДАВАЛОСЬ ЛЕГКО

 

Надо сказать, артель «Мир» всегда был на высоте. И все чаще в газетах особо отмечались достижения ее коллектива. Вот что газета «Горняк Севера» писала осенью 2005 года: «В очередной раз за многие годы на высоте оказался коллектив ООО «Мир» во главе с Мироном Тускаевым.

Дело в том, что директор названного предприятия являет собою поистине уникальный (скорее всего, и в масштабах всей Колымы) пример старательского долголетия. Сколько тонн золота за это время добыто с его непосредственным участием – сразу не посчитаешь. Но то, что их (тонн) было немало – не вызывает сомнений. Коллеги-горняки уважают этого человека и за то, что он всегда был в полном смысле слова проводником и приверженцем старательского способа организации производства, принципиально отстаивая его еще в те дорыночные времена, когда артельщиков терпели, но не особо жаловали чиновники из системы госдобычи и плановой экономики. А теперь аксакал-старатель уверенно привел свой «Мир» к реализации годовой программы – минимум объемом в 90 кг золота. И, надо отметить, что сделал он это в более чем почтенном возрасте».

В той же статье подчеркивалось:

«К сожалению, по нынешним временам сам факт выполнения годовой квоты еще не означает финансового благополучия предприятия. Тем более такого, как ООО «Мир», где были сделаны многомиллионные затраты на вскрышных работах и большеобъемной промывке техногенных запасов.  Например, на начало сентября здесь переработали в среднем четырьмя промустановками более 220 тысяч кубометров так называемых песков. Это автоматически приводит к тому, что старатели называют «исключительно трудовым золотом». Поэтому, как и в подавляющем большинстве других артелей Сусуманского и других районов, здесь действует непреложное правило: на собственную зарплату начинают работать только тогда, когда пойдет сверхплановая продукция. За оставшееся время промсезона – 2005 (тут очень много будет значить погодные условия во второй и третьей декадах сентября) в «Мире» рассчитывают добыть еще 30-35 кг драгметалла. Того самого, которого теперь почему-то хронически недостаточно для беспроблемного погашения долгов и достойного, если брать во внимание трудозатраты и специфику старательского ремесла, заработка по итогам сезона. Такая у нас сложилась ущербная макроэкономика, где дорожает все, кроме труда, – во всяком случае, труда золотодобытчиков.

Как бы то ни было, Мирон Омарович, судя по высказываниям его подчиненных, не собирается ставить точку в своем призвании и в своей уникальной старательской биографии. И, стало быть, несмотря на все препятствия, о «Мире» с нынешним руководителем мы еще не раз услышим.

 

«МОЙ КОЛЛЕКТИВ – МОЯ ГОРДОСТЬ, МОЯ НАДЕЖДА!..»

 

Мирон ТУСКАЕВ (первый справа) с членами своего коллектива.

Содержание той давней публикации в газете «Горняк Севера» столь подробно пересказываем, чтобы стало ясно, насколько трудна работа, связанная с добычей золота. И кто из сезона в сезон занят этим – это люди особой закалки, характера, да даже мышления и отношения к жизненным ценностям.  Неспроста замечено, что старатели – особая каста. Это люди, изначально знающие, на что идут.  Люди усердные, неприхотливые, рачительные, живущие в полевых условиях, в этих же условиях ремонтирующие технику, работающую в жару, в дождь и снег, от первого весеннего ручья до последней осенней, почти зимней воды, уже скованной льдом. Они не спрашивают белые простыни… они – работают.

И сплотить этих людей в надежный, единомыслящий и единодействующий коллектив – для этого требуется особый талант руководителя. А таким талантом в превосходной степени как раз и обладал Мирон Тускаев. Неспроста одно из его интервью в той же газете «Горняк Севера» было озаглавлено: «Коллектив – моя гордость!..» и в своем рассказе особо подчеркнул: «У нас работают действительно золотые люди, мастера на все руки.  Основной костяк составляют работники с 25-30-летним стажем…» И при каждом удобном случае отмечал словами признательности тех, кого он считал достойным, такой чести. И такая его благодарность этим людям понятна: на протяжении пятидесяти трудовых лет показатели  Мирона Омаровича, а следовательно у возглавляемой им артели  (кроме одного сезона) всегда получались с выполнением, а то и перевыполнением плана и поставленных задач. Девять раз его предприятие становилось победителем соцсоревнования.  Он был легендарной личностью поселка Большевик Сусуманского района, всей Магаданской области, всей «золотой» Колымы, а для родной Осетии – достойным сыном. Руководство страны по достоинству оценило его вклад в развитие экономики: в семейном архиве хранятся многочисленные награды, грамоты, поощрения от министра цветной металлургии СССР П.Ф. Ломако, Магаданской областной думы, администрации области и Сусуманского района, Сусуманского ГОКа. Именно по ходатайству думы Магаданской области Мирон Омарович Тускаев был удостоен и медали «Во славу Осетии».

О легендарной значительности Мирона Омаровича – и как человека, и как руководителя – свидетельствует и то, насколько глубоко его уход из земной жизни опечалило сердца множества людей не только в Осетии, но и далеко за ее пределами, особенно же на ставшей ему второй родиной Колымской земле.

Так, его соратники по Сусуманскому горно-обогатительному комбинату в своем соболезновании подчеркнули: «Ушел из жизни человек большого ума, доброты и чести. Высшей наградой Мирону Омаровичу навсегда будет искренняя благодарность коллег и земляков, любовь и светлая память людей, его знавших. Забыть этого человека невозможно, он всегда будет жить в нашей памяти и в наших сердцах. Мы скорбим вместе со всеми, кому был дорог Мирон Омарович…»

И таких телеграмм было великое множество…

 

САМОЕ БЕСЦЕННОЕ ЕГО ЗОЛОТО – СЕМЬЯ

 

Не будем считать, сколько Мироном Омаровичем за его многолетнюю трудовую деятельность на Севере добыто золота. Это тоже, конечно, важный результат, но куда важнее и существеннее то, что они с супругой Беллой Авдулбиевной, урожденной Токаевой, создали крепкую и счастливую семью, которая разрослась достойными детьми, внуками, а теперь и правнуками. Вот они и есть продолжение той судьбы Мирона Омаровича, которую он созидал собственными трудами, усердием, добродеяниями. И уверены – продолжение будет таким знаменательным и славным, каким должны сберегать память о своем отце, дедушке, прадедушке…

 

Материал подготовил Эльбрус САКИЕВ